efrosinin

Categories:

Исполнение снов

Станислав Росински

Исполнение снов

Денис и Карина не виделись двадцать лет. Аккурат с выпускного. В последнем классе у них закрутился совсем недетский роман. За эти четыре месяца они испытали всё: и чёрную ревность, и пылкие ссоры, и бурные примирения, и слёзы, и кромешную радость. Их роман, как и их дружба закончился тем, что Карина ни с того ни с сего бросилась на Дэна с ножом. После этого он будто прозрел. Он наконец прислушался к уставшей его допекать матери, взялся за голову и вскоре почти вовсе позабыл о своей истерической юношеской любви. Ему рассказывали потом, что после того случая у Кары выявили первый эпизод шизофрении. А потому больше её судьбой он старался не интересоваться, брезгуя узнать что-то уродливое и неприглядное о девушке, которую так нежно когда-то любил.

На втором курсе Денис женился. На пятом развёлся, и догуливал молодость до тридцатки, пока не встретил Юлию, любовь всей его жизни. Она подарила ему чудную дочь и поселила в его тревожном сердце покой и тихую радость. Его дальнейшая жизнь представлялась типичной и предсказуемой, как русский сериал нулевых. Все годы до тридцати семи Денис просто жил, ни о чём не мечтая, ни к чему не стремясь, постепенно превращаясь в скучную заурядность. Будущее представлялось ему серым и безрадостным, а в прошлом вспомнить было почти нечего. Круг его общения постепенно сужался.

За все эти годы он ни разу не побывал на встрече выпускников. Не хотел смертельно позавидовать чьей-то сложившейся жизни. А ещё – боялся встретить Кару

Как-то он выпивал с Лёхой – единственным школьным другом, оставшимся с тех пор. И в принципе – вообще единственным стоящим другом. 

- А ты в курсе, что послезавтра – одиннадцатый вэ пиво пьёт? – как бы вскользь ляпнул Лёха.

- Да мне похер, - отвечал Денис. – Мне там ловить нечего.

- Это ты зря. Наши тёлки двадцать лет спустя нажрались семейной рутины. 

- И?

- И! Сто пудово те, что придут, мечтают о новых впечатлениях. Но встречаться с незнакомцами – стрёмно. А тут мы такие – хоба! Давно знакомые и пока не старые уроды! С нами безопасно, и это привлекает наших ровесниц. Они уже, знаешь, не те тупые шмары, которыми мы их помним со школы.

Денис нервно хохотнул:

- И что ты предлагаешь? Пойти туда и завалить Катьку Субботину?

- Ну, типа! Почему нет?

Дэн приложился к бутылке. Немного ярких, но безопасных впечатлений ему бы не помешало. Но тут же приятная мысль была прервана липким предчувствием.

- А вдруг туда Кара припрётся?

- Ччоо? – заржал Лёха. – Ты чо, до сих пор от неё ссышься что ль? 

- Мудила, она в дурке лежала. И, возможно, я её чем-то там триггернул в своё время, что у неё крышак отлетел. Ну её нахер.

- Ну, не знаю, чем ты её там триггернул… По-моему, она просто перенервничала… Я к ней в аккаунт как-то заходил… Он у неё такой безобидный. Она шитьём занялась, по ходу. Делает хэндмэйд всякий. Кстати, довольно прикольный: варежки там, куклы, свитера…

- Чувак, серьёзно тебе говорю: я её видеть не хочу. Я не знаю, чего от неё ждать, понимаешь? Он на меня с ножом с нихеров бросилась. С нихеров! 

Лёха задумался.

- Ладно, не накаляй. Я спрошу Катюху, она должна быть в курсе всех, кто придёт. Попрошу проконтролить. 


- Если так, то окей, - расслабился Денис. – Смотри только, чтоб без сюрпризов.

Встречу назначили в одном из баров Хлебозавода.

Дэн заранее придумал отмазку для жены: корпоратив на работе. Придёт поздно, так как нужно, мол, бухать с шефом. Он работал в крупной компании по производству игрушек и метил на повышение, так что легенда выглядела вполне жизнеспособно.

Чтобы казаться моложе и увереннее, надел старое синее худи с надписью Metallica, драные джинсы и чёрные кеды Converse.

Он не задумывал ничего заранее. Безобидного флирта с ровесницами было бы вполне достаточно. Может, ещё слюнявого грустного поцелуя возле туалета. На большее он не претендовал. Дома ждали жена и любимая дочь.

Вопреки его ожиданиям вечер стал складываться с самого начала, обещая полноценное романтическое приключение. Девчонки и правда стали интереснее, их глаза наполнились какой-то загадкой, которую хотелось разгадать, но не до конца, их лица напоминали о беззаботной юности, их жесты и интонации недвусмысленно намекали на решительный настрой. Лёха сразу застолбил себе Катьку Субботину и сидел рядом с ней, вольготно разложив руку на спинке её стула. На выбор Дениса оставались Лера и Марина, которые обе излучали весёлое дружелюбие. Вечер пролетал незаметно и было жаль ускользающих с огромной скоростью минут.

Вдруг кто-то тихо похлопал Дэна по плечу. 

Он обернулся. Позади стояла Карина. Та же Карина – простая и тонкая, какой она и была в последнем классе. Даже скромное чёрное платье, казалось, было того же размера.

- Денис!.. Вот так встреча!..

Карина застенчиво улыбалась. 

- Кара? – удивился Дэн. Вся брезгливость, весь страх, которые он копил эти годы моментально выветрились, уступив место одной только чистой любви и тоске. Первой юношеской тоске по ней, которая, оказывается, никуда так и не девалась.

- А… Что ты тут делаешь? – растерянно спросила Карина.

- У нас встреча выпускников, вообще-то, - не без ехидства откликнулась Лера. – Ты типа случайно тут оказалась?

- Вообще-то, да, - ещё больше смутившись, отвечала Карина.

В кафе вошёл высокий киногеничный мужчина в дорогом костюме и обнял её за плечи.

- Познакомишь меня с твоими друзьями? – мягко пробасил он.

- Да, - улыбнулась Карина и обратилась к одноклассникам: - Ребят, простите, странно как-то вышло… Я о встрече выпускников правда не знала. Так совпало, что у меня тут тоже свидание… Знакомьтесь, Артём.

Артём дружелюбно помахал всем рукой, а Карина продолжала:

- Мы тут, вроде как хотели… Боже, какая глупость получилась…

Она безобидно рассмеялась.

Неожиданно для себя Денис воскликнул:

- Вовсе не глупость! Присоединитесь к нам? Ребят, да? Давайте все вместе, а?

Но никто не поддержал его. Никто не хотел нарушать сложившуюся идиллию кружка.

Карина и Артём переглянулись.

- Вообще-то, у нас тут столик… - пролепетала Карина. - Вы не обидитесь, если?..

Все, кроме Дениса с пониманием поддержали:

- Да, да, конечно! 

- У вас тут своё свидание. У нас – своё.

Лёха в шутку даже крикнул:

- Вам тоже нужно было встречу Вконтаче замутить. Тогда б мы в этот бар не сунулись!

***

Карина и Артём заняли столик в конце зала.

Дэн чувствовал её взгляд спиной. Когда будто случайно поворачивался, она неизменно увлечённо что-то говорила своему спутнику, на Дэна даже не думая смотреть. 

Однако после её прихода всё волшебство встречи выпускников стало куда-то улетучиваться. Первой уехала Катюха Субботина, потому что её якобы кто-то там срочно вызывал. Однако Дэн отчётливо видел, как она, не сильно заботясь о правдоподобности, изобразила фэйковый звонок. Расстроенный Лёха после её ухода перекинулся на Марину. Но и она, обидевшись, что её выбрали в качестве запасной, устроила неприятную тихую сцену, после чего вызвала такси и, не дожидаясь счёта, ушла. Лера же, оставшись без подруг, вдруг стала грубой и неприветливой. 

- Ну, что? Не получилось нас завалить? – с презрением бросила она Дэну и Лёхе, и, не услышав ответа, вышла из бара. 

Всё случилось в каких-нибудь двадцать минут. 

- Тупые шмары, - выругал их Лёха, и, протянул Дэну руку. – Ну их нахер, чувак. Пошёл я, короче. Ты как?

Дэн остался в баре один. Домой ехать не хотелось, и он заказал себе новый бокал пива.

Вдруг кто-то нежно схватил его за бока:

- Бу!

Дэн вздрогнул и обернулся. Карина смотрела на него своим фирменным весёлым и немного безумным взглядом. 

- Артёму позвонила жена, и он уехал. Так что – я к тебе.

- Твой парень женат? – удивился Дэн.

- Ага. А я богата.

- Он мог бы найти себе и кого-то помоложе тебя. 

Кара шутливо толкнула его в плечо. Она совсем не обижалась.

Они посмеялись. 

- А куда все делись? – осмотревшись, спросила она.

- Свалили. Прикинь! И я теперь тут один, как лох. 

- Значит, теперь мы тут вдвоём – как лохи? - улыбнулась Карина. 

Она выглядела вполне вменяемо и безопасно. Дэн заказал ей пиво. Они помолчали. Говорить о нынешней жизни было глупо и пошло, а вспоминать старую - неловко.

- Помнишь дачу? – внезапно спросила она.

Дэн улыбнулся. Воспоминание о даче в его сознании олицетворяло чувство абсолютного счастья. Изредка, когда ему становилось совсем плохо, он тайком от самого себя возвращался к этому солнечному прошлому, боясь признать, что вспоминает о Каре. Это было на закате их отношений. Они провели на даче Денисовых родителей три дня, на протяжении которых только трахались, готовили еду, пили дешёвое пиво и курили план. И во всём мире не было больше ничего, кроме них, ледяной звонкой реки и весеннего жаркого солнца. Дэн хорошо помнил дачу, а теперь напротив него сидела женщина, которая помнила то же, что и он.

За разговорами быстро напились. Вдруг она приблизилась к его уху и прошептала:

- Поехали в гостиницу.

Дэн словно только этого и ждал. 

Когда она ушла в туалет, он достал смартфон и забронировал недешёвый номер в Hilton неподалёку. Затем вызвал такси «Бизнес плюс» и рассчитался с барменом.

Он не искал своим действиям оправдания. Всё происходило само собой.

***

Всё происходило словно в тёмном наваждении. В такси они не смотрели друг на друга, но он ощущал, как от её тела исходит напряжение. Он аккуратно положил свою руку рядом с её. Поворот машины заставил её мизинец сдвинуться по инерции – и легонько чиркнуть по его пальцам. Она подняла глаза – и долгим тёмным взглядом посмотрела на него. 

Когда вошли в номер, он подошёл к ней вплотную и обнял. Так они молча стояли в темноте, и Дэн не знал, что делать дальше.

Вдруг тишину прорезал нервный звук рингтона. Кара мягко высвободилась из его рук и достала из кармана плаща трубку.

- Да, - ответила она и надолго замолчала.

Дэн смотрел на её озабоченно-строгое лицо и пытался понять, что его ждёт.

Наконец она нажала «Отбой» и взглянула на Дэна.

- Мне придётся отъехать. Буквально на час. Ты меня дождёшься?

- Что случилось? – удивлённо спросил Дэн. 

Карина широко улыбнулась и подошла к нему вплотную. Она нежно взяла его за шею и пригнула к своему лицу.

- Дождись меня, - тихо и горячо прошептала она ему на ухо. 

Не говоря больше ни слова, она взяла свою сумочку и беззвучно выпорхнула за дверь. 

Денис стоял посреди дорогого номера, не зная, чего ожидать. 

Он подошёл к мини-бару и присел на корточки. В холодильнике было несколько маленьких бутыльков водки и виски. Дэн открыл первый бутылёк и в два маха опрокинул его в себя.

***

Проснулся он так же внезапно, как заснул. Солнечный первый луч просочился ему на глаза. Он поморщился – и распахнул веки. Проспал до утра! В ногах валялось пять пустых бутыльков. Голова трещала. Чёрт, что он скажет жене?! Карины в номере не было. Недолго думая, он забежал в ванную, чтобы умыться, затем схватил телефон и вещи и выскочил из номера. 

***

Жена ещё спала. Он тихо разделся и скользнул к ней под одеяло. Юля сладко потянулась, сонно чмокнула его в щёку и продолжила спать. 

Дэн с облегчением закрыл глаза. Не догадалась…

И он снова вырубился. 

И в эти утренние минуты ему приснился сон о том, как он снова приходит домой. Снова проходит к спящей жене и проскальзывает к ней под одеяло. Жена сладко потягивается – и поворачивается к нему, чтобы поцеловать. Только это уже не Юля, а Карина. И она нежно шепчет:

- Ты мой. Ты мой…

Дэн вздрогнул – и проснулся.

Из кухни доносился сытный запах субботней яичницы – с сардельками, чесноком, помидорами и тёртым сыром. Юля уже встала, и было слышно, как она беззаботно треплется с Милой – их четырёхлетней дочкой. 

Дэн взглянул на телефон: от Карины пришло смс. «Прости, что не смогла приехать. Ночью со мной приключилась история. Ты согласишься сегодня выпить со мною?»

Денис был зол на Карину. Но за эту ночь желание к ней не только не угасло, но стало сильнее. Он немного подумал и написал: «Ок. Во сколько?». Почти сразу последовал ответ: «В 22-00 на Покровке в нашем месте». «Их» место было возле памятника Чернышевскому. Денис написал: «Ок». 

Впереди предстоял долгий день с женой. Эту субботу они с Юлей ждали давно. Дело в том, что мать Дениса наконец нашла время посидеть с Милой, а это значило, что Дэн и Юля могли побыть вдвоём. 

Сначала они хотели сходить в музей, затем пообедать где-нибудь в центре. Ещё вчерашним утром Дэн мечтал об этом дне и даже попросил Юлю заранее забронировать билет на выставку, чтобы не стоять в ковидной очереди. Но теперь он больше всего на свете хотел, чтобы день поскорее закончился и начался вечер. Отмазку для жены он уже придумал: скажет, что боссу вчера так понравилось бухать с ним, что он захотел афтепати и даже позвонил знакомому директору турбазы, чтобы застолбить домик на сегодня-завтра. Отказать, мол, никак нельзя. 

Из-за ожидания и из-за похмелья, Денис был ворчлив и раздражителен. Его раздражала медлительность жены, вонь в каршеринге – кто-то оставил на заднем сиденье гамбургер, и он протух. Его раздражала сама необходимость много и долго ходить, в то время как хотелось просто лежать на кровати с закрытыми глазами и ждать вечера.

На выставке умудрились шёпотом поругаться из-за того, что Юля устала терпеть его несмолкаемую критику в адрес современного искусства. Найдя наконец повод обидеться, Дэн засунул руки в карманы и ушёл в соседний зал. 

Здесь он с облегчением опустился на мягкую скамейку и полез в смартфон. Ему хотелось найти аккаунт Карины в социальных сетях, чтобы послать запрос, а заодно посмотреть её фотографии. Однако ни среди общих друзей, ни с помощью обычного поиска он не мог отыскать её профиль. Вдруг на периферии его взгляда мелькнул знакомый силуэт. Денис поднял голову и среди толпы людей в конце зала увидел её фигуру в чёрном платье. Дениса словно ошпарило. Он встал и, как завороженный, направился за силуэтом. Но чёрное платье быстро слилось с ворохом пёстрых одежд посетителей.

Денис ускорил шаг. Он беспорядочно озирался, пытаясь снова уцепиться за знакомые очертания. И вдруг – снова она. И вновь Дэн бросается в ту сторону. Но в следующее мгновение снова теряет её из виду. 

И вот в одном из залов его взгляд останавливает небольшой портрет незнакомки в углу. Кисть неизвестного мастера Ренессанса. Дэн подошёл ближе, протискиваясь сквозь спины столпившихся, и отчётливо разглядел на портрете черты Карины. Тот же с чертовщинкой взгляд, те же тонкие губы, сдерживающие лукавую улыбку. То же чёрное платье – разве что немного другого покроя. Дэн не мог поверить глазам: сходство было зеркальным. Картина называлась «Девушка за работой». И действительно, на портрете двойница Карина занималась вышиванием по какой-то причудливой материи. 

Неожиданно кто-то коснулся его плеча. Дэн вздрогнул и обернулся. Позади стояла Юля.

- Ты кого-то потерял? – с обеспокоенной улыбкой спросила она. 

- Нет… Нет, - пытаясь сбросить с себя нервное напряжение отвечал Денис. – Я просто… Просто… Слушай, пойдём уже, а? Мы уже картин сорок увидели, а знающие люди говорят, что больше пяти картин – и то обжираловка.

Юля рассмеялась.

- Хорошо, - добродушно сказала она. – Я поняла, что тебе сегодня не до искусства. – И она нечаянно взглянула на картину, которую рассматривал Дэн. – Смотри-ка… Кого-то она мне напоминает… Лицо какое-то знакомое… 

Дэн приобнял Юлю и повернул к выходу.

***

Наконец наступил вечер. Денис принял душ, попрощался с дочкой и женой и с волнением вышел в тёплый майский сумрак. Каршеринг быстро домчал его до Покровки. Он бросил машину на улице Макаренко и направился к Чернышевскому.

Её он увидел издалека. Она стояла к нему спиной в своём чёрном платье. Для уверенности Дэн закурил. 

- Привет, - пытаясь быть невозмутимым, сказал он, подойдя.

Кара повернулась – лёгкий ветер на миг поднял её короткие волосы. Она тоже собиралась закурить, и Дэн поднёс ей зажигалку. Защищая огонь от ветра, она обернула его руки своими маленькими ладонями.

Затем она молча взяла его под руку и подвела к проезжей части. В следующее мгновение напротив них остановился чёрный блестящий Лимузин марки ЗиС. Кара открыла перед Дэном тяжёлую дверцу и пригласила внутрь. Дэн, как зачарованный, сел в машину.

В салоне было просторно, пахло старой кожей и дорогим алкоголем. Водитель был скрыт за чёрной перегородкой. 

Машина мягко тронулась с места.

Медленно открылся внутренний бар, и Кара налила им виски. Во тьме она блеснула на него чёрными глазами. 

- Хочешь услышать историю, которая приключилась со мной прошлой ночью?

Дэн посмотрел на её мягкие чёрные волосы.

- Да, - бессознательно произнёс он.

Карина закурила и откинулась на упругую спинку дивана.

- Вчера, когда я вышла из номера, - тихо начала она, - я отправилась не по домашним делам, как ты мог подумать. Я спустилась на ресепшн, и узнала у сотрудницы, свободен ли соседний номер. К счастью, номер оказался вакантен. Я вернулась на наш этаж, вошла в свою новую комнату и села на большую кровать. Я была всего в трёх метрах от тебя. Так близко. Представляешь?

Карина замолчала и посмотрела на Дэна.

- Зачем ты это сделала? – наконец спросил он.

Кара медленно затянулась и выпустила длинную струю дыма. 

- Я сидела там и слушала твоё дыхание. Я считала удары твоего сердца. Я была всего в трёх шагах от тебя, но ты даже не знал об этом. Почему ты не пришёл ко мне? Почему?

В её последних словах была неподдельная горечь, а глаза заблистали влагой.

- Я… не знал, - пролепетал Денис. 

Карина замолчала.

- Я приходила к тебе во сне. Мы лежали в одной постели, - вдруг прошептала она из тьмы.

- Что? – не понял Дэн. 

Кара отвернулась к окну и вновь глубоко затянулась. 

- Когда ты заснул я вышла и спустилась на лифте в бар. Внутри оставалось ещё несколько посетителей. Я подсела к стойке и заказала водку с мартини. Как я и предполагала, через какое-то время ко мне подсел незнакомец. Его лица я не разглядела, да в этом и не было нужды. От него пахло бензином и застоявшимся перегаром. Он угостил меня ещё одним напитком, а затем я предложила ему подняться ко мне наверх.

Она вновь замолчала.

- Зачем ты мне это рассказываешь?! – будто приходя в себя, спросил Дэн.

Карина улыбнулась и раздавила в маленькой пепельнице догорающий окурок, словно летнего звонкого жука. 

- Потом он ушёл, и я осталась одна. Мне хотелось прийти и прижаться к тебе, но я знала, что ты не захочешь согреть меня. 

Она помолчала.

- А потом ты проснулся. Я приоткрыла дверь и проводила тебя взглядом до лифта. Вот и всё.

Дэн смотрел на неё, пытаясь понять, чего хочет от него эта женщина. 

- Останови машину, - тихо потребовал он. 

И в следующее мгновение машина остановилась.

Ни слова не говоря, Дэн вышел наружу. Чёрный лимузин марки ЗиС тотчас укатил прочь. 

Дэн осмотрелся. Густая тьма покрывала пространство, освещаемое лишь блёклым светом луны. Он стоял посередине просёлочной двухколейной дороги. По одну сторону от него далеко вдаль убегала абсолютно пустая серая равнина. По другую сторону чёрными толстыми ветвями теснился вековой лес. Вдобавок ко всему здесь вовсе не ловил интернет. Не зная, в какую сторону идти, Денис двинулся наугад в поисках ближайшего людского обиталища. 

Через какое-то время его догнали фары старой «Копейки». Колымага притормозила и из булькающего басами окна высунулась рожа молодого поддатого гопника. 

- Заблудился? – немного насмешливо спросил он Дениса. 

- Всё нормально, - коротко ответил Дэн, желая как можно скорее отделаться от него.

- Давай подброшу, всё равно в одном направлении движемся, - не унимался гопник.

- Да не, спасибо, всё нормально, - отвечал Денис и для убедительности полез в телефон.

- Ну, смотри, - с некоторой обидой в голосе произнёс копеечник и умчал прочь. 

Дэн прошёл ещё пару километров, озаряемый светом проезжающих редких машин, когда вдалеке увидал знакомую «Копейку», припаркованную у обочины. Дэн ускорил шаг, намереваясь поскорее преодолеть это препятствие. Поравнявшись с колымагой, он увидел, что в салоне никого нет. Дэн продолжил свой путь, как вдруг машина завелась и медленно последовала за ним. Недолго думая, Дэн спустился в лесную чащу, куда машина явно не могла проехать. Всё вокруг стихло. И вдруг, гремя и подпрыгивая, «Копейка» грохнулась с дороги в чащу, пронзая тьму слепящим светом. Дэн бросился во весь дух. Обилие деревьев затрудняло движение машины, и тем не менее, оторваться Дэну всё не удавалось. Вдруг он споткнулся и со всего размаха грохнулся оземь, попутно больно покарябав веткой лицо. От шока и испуга Дэн потерял на несколько мгновений сознание. А когда очнулся, над ним, ухмыляясь, стоял гопник. Он занёс над глазами Дэна ногу – и наступила тьма.

***

- Ты мой… Ты мой. И всегда был моим. И всегда был моим. Ты мой. Мой. И всегда был моим. Всегда. 

Это её шёпот. Она рядом… Как? Как она нашла меня? И где я?

Дэн не мог открыть глаз, но состояние, в которое вводил его этот шёпот, было похоже на чёрное глухое облако, накрывавшее всё вокруг. Чёрное спокойное облако небытия. В нём было смутно, но сонно, и от этого не хотелось никуда стремиться, словно в зимнее раннее утро перед школой. Хотелось лишь слушать этот шёпот, словно нежный шёпот ласковой матери. Нежный шёпот летнего моря. Солёного летнего моря в ненастную, но тёплую погоду.

- Ты мой. Мой. Только мой. Мой. Я видела, как ты смотрел на мою мать… Тогда ещё… Тогда. Ты помнишь? Я всё видела. Я знала.

Дэн дёрнулся и попытался открыть глаза. Но веки его будто кто-то приклеил друг к другу. Нежный шёпот настойчиво продолжал:

- Теперь матери больше нет. Есть только я. И ты. Я. И ты. И никого больше. Я. И ты.

**

И вдруг Дэн отчётливо вспомнил, как когда-то, в незапамятной прошлой жизни, ему приснился сон. О том, как мать Карины – красивая ещё не старая женщина, разговаривает с ним, а потом нежно гладит по руке.

Этот сон тогда сильно повлиял на Дэна. И потом, несколько раз, встречая Алису Владиславовну, когда приходил к Каре, бросал на неё короткие сосредоточенные взгляды. Но этим его отношения с матерью Карины исчерпывались. 

Да и Карина не могла знать этого. Никто не мог. Об этих впечатлениях Дэн никому так и не рассказал.

Но почему воспоминание всплыло именно сейчас?

Она не могла знать… Не могла… Или могла? Могла?

**

- Но теперь матери нет, - перебил его мысли нежный шёпот. – Её нет, и мы с тобой одни. Только ты. И я. Ты. И я. Сейчас этот сон закончится. Ты глубоко вздохнёшь - и откроешь глаза.

Вдруг его лица что-то робко коснулось, будто случайное летнее насекомое. Дэн вздохнул и очнулся.

Он лежал в номере Hilton, а рядом сидела Кара.

- Что случилось? – только и спросил он.

Карина улыбнулась.

- Ты ничего не помнишь?

- Я помню… Ты высадила меня где-то за городом на своём Лимузине… А потом… меня догнал какой-то быдлан, а потом…

Он потрогал своё лицо и осёкся: ни царапинки! 

Что за чёрт… Но я помню боль…

Карина нежно поцеловала его в губы.

- Бедный, бедный мой мальчик… Тебе снился кошмар. У меня нет Лимузина. И никто не гнался за тобой. Ты просто слишком много выпил, а потом взболтнул лишнего.

Она врёт. Зачем она врёт? Я не тупой. Я могу отличить сон от яви. Могу! Я уже просыпался тут, и выходил из этого номера…

- Ты, наверное, думаешь, что помнишь, как пришёл к себе домой, разделся, скользнул под одеяло к жене, а потом тебе приснился сон? Сон о том, как ты вновь приходишь к себе, но в постели лежу я вместо жены? Ведь я права?

Что происходит? Откуда она всё это…

Карина снова снисходительно улыбнулась чему-то.

- Знаю?

- Что знаешь? – удивлённо спросил Денис.

- Откуда я всё это знаю? Ведь об этом ты меня хотел спросить?

Дэн с опаской посмотрел на Карину.

- Кто ты? – тихо произнёс он. – Ты читаешь мои мысли? Или я схожу с ума?..

Карина вновь улыбнулась, но на этот раз не столь безобидно, как показалось Денису.

- Дэнчик, милый, прошу, успокойся. Ты вчера действительно выпил лишнего. И рассказал мне о том, что боишься вот так прийти домой к жене, а наутро случайно выкрикнуть моё имя. Вот и всё. 

- Я?! Такое тебе говорил? – не поверил Дэн.

Она засмеялась:

- О! Ты и не такое говорил мне вчера. 

- Над чем ты смеёшься? Это не смешно! Я сегодня встал в этом номере. Тебя не было. Знаешь, что я целую жизнь после этого прожил? Целую жизнь! Целый день! И ты мне говоришь, что этого дня не было?!

- Ну… Да, - с неловкой улыбкой пробормотала Карина. - Возможно, у тебя был просто очень яркий сон. И ты его спутал с реальностью. Мозг и не такие трюки с нами проделывает! Такое бывает при сильном опьянении… Но… Если хочешь, ты можешь рассказать мне свой сон.

Это не сон! Не сон! Так… Так… Так… Вспоминай. Я прихожу домой… Потом вместе с женой едем на выставку… В шере кто-то оставил полбургера… воняет… Да! Точно! Вонючий бургер в машине! Это всё наяву! Так, а потом… Я… Чёрт… Что было потом?.. Что было до этого?.. Как я тут оказался?.. Кто я?.. 

- Я ещё читала где-то, что мозг даже может подбрасывать сознанию реалистичные подробности. Типа какого-нибудь… вонючего носка… Или вкусного гамбургера!

Да, я помню гамбургер… Но при чём тут вонючий носок? Нет, это гамбургер был вонючий… Да! Носка не было… Кто-то оставил бургер… Чёрт, откуда я помню гамбургер? Что со мной? Где я видел бургер?

Он взглянул на Карину. Та с мягкой улыбкой ждала, пока он что-то скажет.

Так… Ладно, вспоминай… На выставке ещё посрались с Юлькой… Чёрт… И… потом был её портрет… Чёрт, бред какой-то. Её портрет? На выставке? Может, этого и правда… не было?..

- Этого не было, - твёрдо сказала Карина.

Она прямым взором заглядывала внутрь его глаз. 

- Да… - тихо сказал Дэн.

- Тебе всё просто приснилось. 

- Да, - безвольно повторил Денис.

- И сегодня мы пробудем с тобой весь день вдвоём. Весь. День. Вдвоём.

- Но… Мне надо…

- Разве ты вчера не сказал Юле, что сегодня целый день пробудешь на турбазе с боссом?

- Что?! 

Карина вздохнула:

- Загляни в адресную книгу у себя в телефоне.

Дэн взял с тумбочки свой смартфон. 

- Видишь, ты звонил Юле ночью… в 12:03…

Чёрт… О чём же мы?.. Я ей звонил… А она… Она… сказала, что забронила билеты на выставку? Не помню…

- Ты сказал ей, что останешься у босса до воскресенья. И она согласилась. Неужели не помнишь?

Что-то подобное Дэн и правда начинал припоминать. По крайней мере, дружелюбную интонацию Юли сознание хранило. Уже хорошо.

- Ну, что? – лукаво спросила Карина. – На этот день ты мой?

Дэн посмотрел на неё – и безудержное желание охватило его. 

***

День был наполнен исполнением снов. Они заказывали еду из ресторана, пили дорогое пиво и вино, занимались любовью и курили марихуану, которую откуда-то достала Карина. К часу ночи, абсолютно утомлённый тревожным счастьем, Дэн наконец уснул.

Но сон его был непрочен. Ему приснилось, будто в их номер стучат. Он, немея от страха, встаёт и идёт открывать. На пороге, пошатываясь, стоит бледная, как пепел Юля в белой грязной пижаме какого-то больничного учреждения. И из коридорного сумрака Денис слышит её шёпот:

- Почему ты не пришёл? Денис? Почему? Почему ты не пришёл? Ты не пришёл ко мне!

Шёпот удаляется от Дэна в гулкий тупик коридора, но Юля остаётся на месте. Вдруг из её лица начинают сочиться струйки крови, словно освобождённые тонкими иглами. Одна, другая, третья – и вот уже целый фонтан крови бьёт из её лица, но Юля словно вовсе не замечает этого.

Дэн вздрогнул и проснулся. В номере было душно, темно и тихо. Паническая атака нарастала с пугающей скоростью, из-за чего он сел на кровати и схватился за тумбочку, чтобы унять участившееся дыхание.

В мозгу, словно обезумевшая птица билась единственная мысль. 

С ними ничего не случилось. С ними ничего не случилось.

Он взглянул на кровать. Карины в номере не было.

**

Когда к гостинице подъехало такси, было два ночи. Во всё время дороги, чтобы отвлечься от тревожных мыслей, блуждал по смартфону. Беспорядочно лазил по чатам, социальным сетям, галереям, пытаясь унять пульсирующую в горле тревогу. 

Наконец машина остановилась у дома. Дэн вышел и посмотрел на четвёртый этаж, куда выходило их кухонное окно. В глубине можно было увидеть отблеск из внутренних комнат. Судя по далёкому мерцанию, Юля ждала его в кабинете. 

Дэн глубоко вздохнул и вошёл в подъезд. Добравшись до этажа, Дэн попытался открыть дверь ключом. Она была закрыта на внутренний засов. Тогда, чтобы не разбудить Милу, он тихо постучал. За дверью послышались быстрые лёгкие шаги, а затем щёлкнула задвижка.

Юля смотрела сонно и добродушно.

- Ты приехал даже раньше, чем я думала… Я только начала немного засыпать… Как встреча? 

Денис с удивлением смотрел на жену.

Она вдруг тихо рассмеялась:

- Ну, чего застыл? Думал, я тебя не поймаю, что ли? Сказал мне, что с боссом идёт бухать, а сам – пошёл со старыми одноклассницами перемигиваться.

Она ещё раз добро и тихо рассмеялась:

- Дурачинушка ты моя. Ловеласушка, эх! 

И Юля нежно потрепала его по щеке.

- Я встречу твою Вконтакте случайно увидела. Девчонки ваши уже фотки выложили туда, такой ты там хороший, - умилённо продолжала она. - Честно говоря, конспиратор из тебя – так себе. Лёшке ещё нужно пистон вставить будет. Чего это он мне ничего не сказал, бесстыдник такой! Ну, всё, давай, скорей в душ и спать. Я билеты на выставку взяла, как ты просил, так что ты мне нужен будешь завтра свеженький.

Дэн никак не мог осознать случившегося с ним. Неужели всё то, что он пережил прошлой ночью было лишь его алкоголическим сном в такси по дороге домой? Или…

Он зашёл в ванную, сел на Милину табуретку и залез Вконтакт.

Полистал фотки во встрече, которые выложила Катя Субботина. Одна из фотографий захватывала столик, за которым сидели Кара и Артём. Но на фото там сидели совершенно другие люди.

Вдруг среди новых добавленных друзей он увидел Карину Красину. Когда это произошло? Дэн не помнил.

Он зашёл в её профиль. Фотографией на аватаре был… портрет, который Дэн видел в галерее. Портрет кисти неизвестного мастера Ренессанса. «Девушка за работой». Все остальные изображения в профайле были посвящены исключительно её прикладному творчеству.

Дэн рассеянно полистал галерею её хэндмэйд игрушек. Одна из кукол вдруг уколола его внимание. Дэн присмотрелся. Лицо куклы отдалённо напоминало черты самого Дэна. Его предположения подтверждались ещё и тем, что на кукле была такая же одежда, как и на Дэне: синий худи с надписью Metallica, джинсы и кеды Converse. Он снова начал листать фотографии, и вскоре среди прочих игрушек обнаружил ещё одну свою копию. Затем ещё одну. Затем копию себя и Лёхи. Затем - себя и своей семьи. Только на месте Юли стояла кукла, внешне напоминающая Кару – и по одежде, и по причёске и даже выражением немного безумного взгляда. Все эти фотографии композиционно повторяли его фото, которые он выкладывал на своей странице Вконтакте. И вдруг новая деталь задела внимание Дэна. Он увеличил одно из изображений и похолодел: из сердца его нитяной копии торчала тонкая булавка.

Москва, 27.04.2021

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded