efrosinin

Categories:

В камышах на пруду

Паша сидел во дворе и смотрел на дым от своей сигареты. Из дыма получались разные фигуры в воздухе. Вот – огромный сорванец-кот. На сметану облизывается. А вот – дымный заяц. Вон он, побежал! Вот собачка громко тявкнула: Тяв! А вон – лисица-сестрица за деревцом прячется. Замечательно смотреть за дымком!

Тут подходит к нему Борька.

- Я там нашёл кое-что. Пойдём?

Борьке – девять, а Паша на двадцать восемь лет его старше.

- Что нашёл? – насторожился Паша. 

Борька посмотрел по сторонам, затем тихо прошептал:

- Трупака. В пруду лежит. 

- Ой… Ты знаешь, - быстро придумал Паша. – Мама, наверное, не отпустит. И потом, у нас сегодня на ужин… торт… Нет, я не пойду.

- Зачем ты врёшь? – возмутился Борька. – Ну какой ещё торт на ужин?

- Ааа, - Паша отвёл глаза в сторону. – У нас сегодня праздник… Праздник семьи!

- Тогда пошли к вам? Я тоже хочу тортик, – предложил Борька и хитро прищурился.

- Ну… Это я тебе вообще-то по секрету сказал, - Паша вытер пот со лба мятым платком. – Мне мама сказала – никому не говорить, вообще-то… Ты ей не говори только, что я тебе сказал, ладно? А то она меня накажет.

- А раз так, - воскликнул Борька, - тогда пошли на пруд!

**

Пришли к затопленному карьеру. Борька показал на камыши, в которых что-то белело.

- Ага, я понял, - сказал Паша. – Ну, пошли?

- Да ты ещё ничего не увидел!

У берега стояла лодка. 

Борька указал на неё Паше:

- Садись. 

Паша горько вздохнул и шагнул в лодку.

Борька дважды махнул вёслами и затормозил. Лодка медленно подплыла к белому пятну в камышах. 

- Смотри! – прошептал Борька.

В зарослях показалась полностью голая тётя. Она лежала немного в воде, а немного - на какой-то куче старой грязной одежды. Её большие глаза были закрыты, как будто она спала. У неё были чёрные, как ночь волосы. Белая, как снег кожа. А её большие красные губы посинели от холода.

- Это что… тётя Зина? – удивлённо прошептал Паша.

- Ты её знаешь? – удивился Борька.

- Видел пару раз, - ответил Паша. - Она одна жила. Добрая была. Говорила со мной, шутила. Конфету как-то подарила. Но мама говорила про неё плохие слова.

Паша замолчал.

- Красивая, - тихо заметил Борька.

- Это точно, - подтвердил Паша.

Он смотрел на тётю Зину и не мог оторвать глаз.

**

А мама Паши вечером и правда торт купила. Пришла домой радостная, принесла весёлого сока. Всё курила, и песни пела. Паша много смеялся, потому что мама включила громко музыку и танцевала. А ещё – разрешила есть много торта и запивать газировкой. Иной раз мама могла и наказать Пашу за то, что он брал тортик без спросу. Но сегодня всё было можно. Мама Паши была очень доброй. 

А потом она налила Паше весёлого сока и сказала:

- Попробуешь немножко? У мамы сегодня хороший день.

Паша попробовал, а мама ещё налила, а потом – ещё и ещё. Паша стал ждать, когда же ему тоже станет весело, но весело почему-то не становилось. Вместо этого ему захотелось спать, и он пошёл в свою кроватку.

**

Ночью Паша проснулся и пошёл в туалет. Потом пришёл, опять лёг, а сон – возьми да убеги прочь. Паша перевернулся на спину и стал смотреть за тенями на потолке. Из теней получались разные фигуры. Вон ворона чёрным крылом махнула. Вон волк глазищами сверкнул, зубами щёлкнул. Вон змея сползает по дереву. Шипит, злюка! А вон губастый сом пускает в темноте свои пузыри. Наелся падали, обжора! Замечательно смотреть за тенями на стене.

Вдруг он слышит: кто-то шепчет в тишине. Прислушался – и правда. Шёпот идёт откуда-то снизу. 

Смотрит Паша, а из-под кровати – белая рука высовывается и манит его пальцем.

- Паша… Паша… Иди сюда… Иди сюда…

Испугался Паша, боится идти. Одеялом накрылся, лежит, дрожит. Но рука всё манит и манит, а шёпот всё громче и громче:

- Иди… Иди ко мне… Паша… Паша…

Делать нечего, спустился Паша на пол. Смотрит под кровать – а там голая тётя Зина лежит и смотрит на него из темноты. А кожа белая-белая, как Пашина простыня. 

- Паша… Паша… Не бойся!.. Не бойся… Посмотри на меня. Посмотри, Паша. 

Паша собрался и открыл глаза. 

А тётя Зина смотрит на него из темноты и говорит.

- Выслушай меня, Паша. Я твоя мама. Настоящая мама. А та, кто называет себя таковой, на самом деле убила меня. 

- Ты… моя мама? – тихо спросил Паша.

- Да, сынок, - ответила тётя Зина. – Послушай меня. Мы с твоим папой очень любили друг друга. Но его жена узнала о нашей связи, и отобрала тебя у меня. Спустя много лет она заманила меня на пруд и убила, представив всё это, как ритуал сумасшедшего маньяка. Полиция не найдёт убийцу, и она избежит наказания.

- Наказания?.. – промямлил Паша.

- Да, сынок. Ведь ты же не хочешь, чтобы твоя мама оставалась неотмщённой?

- Нет, - так же тихо ответил Паша.

- Тогда ты сделаешь то, о чём я тебя прошу. В зеркальном шкафчике в ванной ты найдёшь лезвие в маленьком конвертике. Оно отравлено смертельным ядом. Ты войдёшь в кухню, где уснула твоя так называемая мать, и сделаешь на её руке небольшой надрез. Затем ты разломаешь это лезвие и выбросишь в пруд. Ты сделаешь это ради меня? Сделаешь?

Паша молчал.

- Ты сделаешь это ради меня, – и из-под кровати снова выползла белая холодная рука и коснулась Пашиной щеки.

Елатьма, 3.05.21

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded